Today I offer you to read the translation of the article about the Elytra Filament Pavilion. I thank Natalia Medvedeva for the translation!

And I remind you about our upcoming short course in MARCH, where our participants will work with Grasshopper. By the way, in Grasshopper you can do a code for Kuka, a robotic arm, which was used to build the Elytra Filament Pavilion.

Сегодня предлагаю вам почитать перевод статьи о павильоне Elytra. Благодарю Наталью Медведеву за перевод!

И напоминаю вам о нашем предстоящем курсе в МАРШ, где участники будут работать с Grasshopper. К слову, в Grasshopper вы можете создавать код для Kuka, промышленного манипулятора, при помощи которого был построен павильон Elytra.

The original article.  

Оригинал статьи.

BY KITTY KNOWLES 20 MAY 2016

Автор KITTY KNOWLES, дата 20 мая 2016

Screen-Shot-2016-05-19-at-14.42.30-750x499.png

Summary

We stepped under the shimmering Elytra Filament Pavilion to meet the man behind the machine.

Right now, in a courtyard in the heart of the V&A, exceptional things are starting to happen.

Large posts support a web of metres-wide wheels weaved together with super strong binding.

Краткий обзор

Мы ступили под мерцающий Павильон Elytra Filament, чтобы встретиться с человеком, стоящим за всем этим.

Прямо сейчас, во внутреннем дворе в сердце Музея Виктории и Альберта, начинают происходить исключительные события.

Большие опоры поддерживают сеть из кругов метровой ширины, сплетенных вместе с помощью суперпрочных связей.

Screen-Shot-2016-05-19-at-15.38.02-750x474.png

But the new Elytra Filament Pavilion – unveiled this week – is not man-made, and how it will grow remains unknown.

You see, under its canopy lies the robot that’s fabricating it, and it’s technology – not man – that will determine how the project unfurls.

Дело в том, что павильон Elytra Filament – представленный на этой неделе – создан не человеком, и как он вырастет, остается неизвестным.

На самом деле, под его куполом находится робот, который изготовляет павильон, и эта технология – а не человек – будет определять, как развернется проект.

Inspired by beetles

“The pavilion’s relation to biology is not something you will just be able to visibly detect,” architect Achim Menges, told The Memo.

That’s because it takes inspiration from the inside properties of ‘elytra’ – the hardened wings of flying beetles. 

These are strong shell structures made from natural fibre systems, Menges explained.

“We investigated the principles of how this works with biology, and then we transferred those principles to architecture.”

Вдохновение жуками

“Связь павильона с биологией невозможно отметить визуально с первого взгляда”, говорит архитектор Ахим Менгес.

Все потому, что вдохновением послужили внутренние свойства ‘надкрылий’ – твердые крылья майских жуков.

Это прочные каркасные структуры из натуральных волоконных систем, объяснил Менгес.

“Мы исследовали принципы того, как это работает в биологии, и затем мы перенесли эти принципы в архитектуру”.

Screen-Shot-2016-05-19-at-15.39.34-750x532.png

Biomimetic architecture

The fibre filaments of the pavilion, while not natural, mirror the beetle’s wing’s properties.

It’s fibres are made of carbon and glass, and when treated with resin these initially soft, flexible materials are as strong as steel, while weighing only 45kg.

“In direct sunlight, the glass fibre almost begins to look like a wet spiders web, with thousands of reflective points on it,” says Menges.

Биомиметическая архитектура

Волокнистые нити павильона, будучи не натуральными, воспроизводят свойства крыльев жука.

Их волокна сделаны из углерода и стекла, затем они обрабатываются смолой и из первоначально мягкого, гибкого материала они превращаются в материал, прочный как сталь, при этом их вес составляет всего 45 кг.

“В прямом солнечном свете стекловолокно начинает походить на влажную паутину с тысячами отражающих точек на ней”, говорит Менгес.

“It’s really a visual feast.”

“Это – действительно визуальный праздник”.

Above: Menge’s pinecone-inspired pavilion at the Centre Pompidou in Paris.

Выше: вдохновленный сосновой шишкой павильон Менгеса в Центре Помпиду в Париже.

Lobster, pinecone and sea urchin buildings

The Elytra Pavilion is hardly the first nature-inspired project from Menges, and his team at Stuttgart University.

“We’ve looked at pinecones and how their scales open and close according to humidity which led to an installation for the Centre Pompidou in Paris,” he explains. “We’ve also looked at sea urchins and lobsters.”

Строения, вдохновленные омарами, сосновыми шишками и морскими ежами

Павильон Elytra – едва ли первый проект, вдохновленный природой, который создал Менгес и его команда из Штутгартского университета.

“Мы изучали сосновые шишки, как их чешуйки открываются и закрываются в зависимости от влажности, это и привело к инсталляции в Центре Помпиду в Париже”, объясняет он. “Мы также изучаем морских ежей и омаров”.

“For us nature is an incredible reservoir of ideas and inspiration.”

“Для нас природа – невероятный источник идей и вдохновения”.

So how does the robot make the pavilion?

The orange, German-made ‘Kuka’ machine (which has 2.5m long arm) will be on site constantly, and will run intermittently. 

Sitting at the heart of the pavilion, this winds the glass and carbon fibres into larger segments that will be used to extend the canopy over time.

Construction, however, is done by hand.

“Obviously the consequential next step for a future project would be to think about robotic assembly,” adds Menges.

Так как же робот изготовляет павильон?

Оранжевый робот ‘Кука’ немецкого производства (обладает длинной рукой в 2,5м) будет постоянно находиться здесь, но работать будет с перерывами

Располагаясь в сердце павильона, он будет сплетать стекло и углеволокна в бόльшие сегменты, которые будут использоваться для расширения навеса.

Сборка, однако, производится вручную.

“Очевидно, что следующим шагом для будущего проекта будет решение для автоматизированной сборки”, добавляет Менгес.

“We already have robots that can climb walls and hook the fibres onto the walls.”

“У нас уже есть роботы, которые могут подниматься по стенам и крепить волокна на стены”.

How will the pavilion grow?

The glass fibre within the pavilion can be used as a sensor, to measure temperature, for example, said Menges.

Using this data, alongside additional sensors, the team will monitor how visitors interact with the pavilion and occupy the space.

“The way that the structure will grow and reconfigure will be based on this data we collect; It’s not predetermined or pre-designed,” says Menges.

“It could be about creating shade or changing how deep the space is; it could be about how it connects through the garden or over certain pathways; or how it surrounds the spectacle of the robot.”

Как павильон вырастет?

Стекловолокно в павильоне может использоваться в качестве датчика, чтобы измерить температуру, например, рассказал Менгес.

Используя эти данные, вместе с дополнительными датчиками, команда будет отслеживать, как посетители взаимодействуют с павильоном и располагаются в пространстве.

“То, как структура будет расти и повторно перестраиваться, будет основываться на этих данных, которые мы собираем; это не предопределено и предварительно не разработано”, говорит Менгес.

“Это может быть создание тени или изменение глубины пространства; это может быть то, как павильон соединяется через сад или по определенным путям; или как он окружает место робота”.

“It could even grow into the pond,” he adds.

“Он может даже превратиться в пруд”, добавляет он.

Our future cities

While Menges hopes the experience of the space should inherently be a pleasing one, he also hopes that it might open minds. “I’d like to leave the visitor with a sense of curiosity about our future built environment, and our urban green spaces” he said.

“I think that the digital and the physical will continue to fuse to an ever higher level, to the point where we will not be able to disentangle what is just a material and what is a computation component,” he says.

This, in its nature requires more openness and investment toward interdisciplinary research, he says.

“Even now, it’s not just about the architect: it’s about the architect, the engineer, and expertise from natural scientists.

Наши будущие города

В то время как Менгес надеется, что впечатление от этого пространства должно, в сущности, быть приятным, он также надеется, что оно может открыть разум. “Я бы хотел, чтобы в посетителе рождалось любопытство касательно будущей окружающей среды и городских зеленых зон”, сказал он.

“Я думаю, что цифровое и физическое продолжат объединяться в нечто еще более высокое по уровню до того момента, когда мы не сможем сказать точно, что является материалом, а что вычислительным компонентом”, говорит он.

Все это требует большей открытости и инвестиций в междисциплинарные исследования, говорит он.

“Даже сейчас это не только об архитекторе: это об архитекторе, инженере и экспертных знаниях ученых естествознания.

“The most interesting discoveries are not made within one discipline, the most interesting discoveries happen at the interface between.”

“Самые интересные открытия совершаются не в пределах одной дисциплины, самые интересные открытия происходят на рубеже между ними”.

Translation: Natalia Medvedeva

Photo: https://www.disegnodaily.com/article/fibrous-structures

Перевод: Наталья Медведева

Фото: https://www.disegnodaily.com/article/fibrous-structures

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s