На Spotcamp Аня Блинова брала интервью у Хосе Парейа Гомез и Игора Пантич, представителей Zaha Hadid Architects. Наконец пришло время его опубликовать. Хосе и Игор проводили мастер-класс для участников школы, в ходе которого рассказывали о применении программирования в архитектурной и градостроительной практике. Основными программами для исследований были Processing, Maya и Rhinoceros с дополнением Grasshopper.

Некоторые специалисты в области архитектуры и дизайна не понимают, зачем им нужно изучать программирование, что вы можете ответить на это?

Хосе: Программирование – это одна из наиболее полезных вещей для профессионала. Спустя несколько лет, если вы не будете понимать программирования, вы будете считаться отставшим от времени. Оно позволяет внедряться в различные процессы, более эффективно создавать и развивать идеи, которые просто немыслимы для реализации другими способами.

Игор: Программирование используется не только в архитектуре, это основной тренд, и это часть жизни каждого в последующие 20 лет. Дети сейчас учатся как программировать на самых первых этапах начальной школы. Используя код, вы можете придумать такое, до чего порой невозможно дойти при помощи воображения. Можно начать генерировать паттерны, которые настолько сложны, что человек самостоятельно не сможет их создать.

Хосе: На этот счет есть цитата, которую я нахожу особенно точной: «Компьютеры невозможно быстрые, точные и глупые. Люди невозможно медленные, неточные и великолепные. Вместе они мощны за гранью воображения» (“Computers are incredibly fast, accurate and stupid. Humans beings are incredibly slow, inaccurate and brilliant. Together they are powerful beyond imagination”). Машины могут представить то, что не может вообразить человек, но если он обладает инструментами и интеллектом, то может создать программу, которая позволит реализовать его идею.

Это правда, что в Zaha Hadid Architects программы Maya, Grasshopper and Processing используются вместе только во время работы над концепцией?

Хосе, Игор: Абсолютно нет, они используются в разной степени на разных стадиях работы над проектом.

Хосе: Есть очень много информации, которая может быть получена благодаря таким инструментам как Grasshopper и я бы сказал, что Maya тоже хороша, потому что она очень понятна и в ней можно быстро делать эскизы. Когда дело доходит до проработки проекта, вовлекаются другие программы, Rhino и Grasshopper среди них.

Игор: Затем все идет в Revit, это нормальный процесс, каждая программа используется в том, в чем она лучшая.

То есть вы разрабатываете конструкции в Revit и AutoCAD?

Игор: Да, и мы всегда работаем с множеством консультантов, имеем постоянную возможность взаимодействовать с ними. Сейчас мы иногда используем AutoCAD, но Revit рано или поздно полностью его заменит.

Хосе: Использование этих программ полностью зависит от проекта и его назначения. Если консультанты – профессионалы BIM проектирования, то все дальнейшие этапы будут продолжаться в Revit или подобной программе. Необходимо приспосабливаться к разным специалистам, но BIM – это платформа, в которой, наверное, работают все.

Как разные отделы взаимодействуют друг с другом, есть ли какие-то недопонимания?

Хосе: Я бы так не сказал. Zaha Hadid Architects – это офис с большим количеством очень талантливых людей. Не важно, где ты работаешь, ты будешь учиться чему-то новому у другого. Там заведена культура обмена знаниями, которая помогает офису двигаться вперед.

Игор: Каждый большой офис имеет разделение на отделы. Большое количество проектов ведутся большим количеством команд, масштаб которых зависит от этапа проекта, или от его типа, при этом некоторые командные группы имеют больше опыта в определенных типах проектов. То есть, если люди с определенными навыками потребуются на проекте, они могут быть с легкостью в него включены.

Можно ли это назвать своеобразной лабораторией, где можно постоянно учиться?

Игор: В некоторой степени, но как архитектор ты учишься всю жизнь.

Делает ли архитектурная фирма Zaha Hadid Architects весь проект самостоятельно или обращается с фирмами из вне?

Хосе: Я бы сказал, это зависит от проекта, но мы всегда стараемся делать проект до последнего этапа.

Игор: Нет определенного ответа. Мы стараемся делать проекты полностью. Каждый архитектор хотел бы заканчивать проект самостоятельно.

Если вы сотрудничаете со сторонними фирмами, то с какими?

Игор: Существует большое количество людей, с которыми мы взаимодействуем: MEP, Structure, LDIs… Arup, Buro Happold, AKT, Eckersley O’Callaghan и многие другие.

Считаете ли вы, что необходимо держать экспериментальную команду в архитектурной студии, которая работает над концептуальными проектами?

Оба: Да!

Игор: Так делает не только Zaha Hadid Architects. У таких фирм как SOM, Foster, NBBJ также есть подобная команда. Многие большие компании, которые ориентированы на использование новых технологий часто держат команду, которая занимается научным исследованием.

Как вы думаете, работа этих команд влияет на архитектуру в целом?

Игор: Эти люди всегда открыты к исследованиям новых концепций и расширению границ проектирования. Они не хотят оставаться в зоне комфорта, но находятся в постоянном поиске новых идей и техник.

Хосе: Я верю, что это здорово, когда постоянный обмен идей происходит между академической и профессиональной сферами.

Мы знаем, что вы закончили магистерскую программу DRL в AA. Как ваше образование в AA повлияло на ваше сознание и на ваши проекты, а может быть и на всю вашу жизнь?

Игор: Она полностью изменила мою карьеру в архитектуре. Эта программа переменила мое восприятие того, какой архитектура может быть и как я могу себя реализовать в будущем.

Хосе: Также программа изменила мой подход к работе, он стал включать в себя постоянное и более системное развитие идей, научное исследование и способы самосовершенствования моих собственных навыков.

Игор: Это не просто обучение, при котором ты изучаешь какие-то вещи. Это также окружение, другие люди вокруг тебя, каждый из них движется вперед для достижения схожих целей.

Хосе: Тот факт, что это сильное интернациональное общество также способствует профессиональному развитию.

Какая самая важная вещь, которую вы открыли в архитектуре?

Игор: То, что я не стал бы заниматься чем-то другим.

Можете назвать наиболее прогрессивные институты в мире, которые занимаются алгоритмическим проектированием в архитектуре?

Игор: Есть пара школ в Европе, такие как AA. Магистерский курс в Bartlett, ETH, Stuttgart. В США это Harvard, Columbia, MIT, SCI-Arc.

jMr9H4_-EqM

Игор Пантич, выездная зимняя школа АА в Сеуле 

zMvQjQWJapA

Игор Пантич, выездная зимняя школа АА в Сеуле 

oUM_973UMdM

Хосе Парейа Гомез, магистерский проект в АА

ZqF5w-TjL80

Хосе Парейа Гомез, магистерский проект в АА

Текст: Анна Блинова

Изображения предоставлены Хосе и Игор

 

 

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s